Кламурке Беллетристика

Спотыкательный падеж

(Вавопагоп)

В древнепиратакском языке существует падеж, который называют вавопагоп; и этот падеж выражает такое отношение, которое в чувственном мире отчетливее всего проявляется в виде спотыкания; отсюда и происходит название его: ведь на древнепиратакском языке вавопагоп – это именно: споткнуться. По-русски, значит: спотыкательный падеж.

Объект спотыкательного падежа можно охарактеризовать как предмет, переводящий недостаточно управляемое действие в нечто такое, где уже полностью отсутствует всякое управление. Что, как праобраз, мы имеем именно в феномене спотыкания.

Структура спотыкательных предложений показывает менталитет древних пиратаков в довольно интересном свете. Предложения эти отличаются крайней простотой: Субъект, спотыкательный объект – и все. Разве только в письме между этими двумя словами вставляется тире, которое вместе с окончанием спотыкательного падежа выражает, что субъект связан с объектом отношением спотыкания. Причем никакого внимания не уделяется ни приведшему к спотыканию движению, ни последствиям спотыкания; ибо древние пиратаки по отношению к одаренным сознанием существам интересовались исключительно движениями полностью управляемыми; а то, что происходит без сознательного управления, для них просто не существует. До такой степени они не обращали внимания на неуправляемые движения, что некоторые ученые даже сомневаются в способности древних пиратаков воспринимать их.

Русское предложение: «Вравлов споткнулся о корень и упал» - в переводе на древнепиратакский язык выглядит так: «Вравлов – корень[&]1

Разные древнепиратакские писари имели склонность выражать соответствующую специфику движения до спотыкания и после него путем художественного оформления тире; существовало даже своеобразное тирейное искусство; но указ древнепиратакской Академии Наук в конце концов прекратил этот разгул: В спотыкательных предложениях, мол, интересует только факт спотыкания, и больше ничего; а художественное оформление тире лишь мутит суть и обращает внимание на такие обстоятельства, которые такого внимания не достойны. В связи с чем названное художественное оформление впредь воспрещается.

***

Несмотря на взятое из чувственного мира название применение вавопагопа отнюдь не ограничивается выражением спотыкательных отношений физического мира; совсем наоборот: его главная стихия – это область психики и социальных отношений. Вот, например, если какой-нибудь автор по чисто внешним, не связанным с выбранной темой причинам (как, например, тщеславие, профессиональные обязательства, финансовые соображения итд...) собирается писать о предмете, который его не очень касается и в котором он недостаточно разбирается; где, значит, сам предмет всего лишь дает короткий, чисто внешний толчок к процессу писания, в котором не очень уж присутствуют ни сам предмет, ни автор, и где также движение к началу названного процесса полностью лишено сознательного управления – в таком случае на древнепиратакском языке это выражается при помощи спотыкательного оборота. – На русском языке, например, такое предложение как «Вравлов пишет трактат о Гете» может означать все что угодно. Древний пиратак же, до того как сказать что-нибудь, в соответствии с древнепиратакским менталитетом сначала стал бы внимательно изучать это «писать трактат о Гете», вникая во всевозможные подробности обстоятельств; и сформировавшийся после такой тщательной проверки взгляд выразился бы или в таком предложении, структуру которого можно сравнить с вышеприведенным русским предложением, или же в спотыкательном обороте:

«Вравлов - Гете[&]»

Ненавязчивая структура древнепиратакского предложения предоставляет самые разные возможности для перевода или обратного перевода на русский язык, из которых самое простое – которое разные филологи по понятным причинам даже считают обязательным – следующее:

«Вравлов спотыкается о Гете.»2


[1] Для тех, кто не знаком с древнепиратакским языком мы здесь приводим только общую структуру предложения. Так как в русском языке нет спотыкательного падежа, мы заменили отсутствующее окончание знаком [&]
[2] Против чего, естественно, древнепиратакская Академия Наук энергично стала бы возражать, утверждая, что здесь уместен только глагол совершенного вида в форме прошедшего времени

© Raymond Zoller

К немецкому варианту

Данный текст входит в книгу

Раймонд Цоллер:
Как я сшиб короля с коня

ISBN: 978-3-940185-26-6