Кламурке Беллетристика

Ойген Винкельрид и Стенька Разин




Текст из цикла, посвящённого швейцарскому национальному герою Ойгену Винкельриду. История возникновения этого цикла следующая: Где-то я услышал солдатскую песню о названном герое. Песня была, как принято для солдатских песен и особенно для швейцарских солдатских песен, чудовищно глупой; но по каким-то причинам мне показалось, что можно и глупее. И так я сел за работу. – Нижеследующее описание встречи швейцарского национального героя Ойгена Винкельрида с русским национальным бунтарем Стенькой Разиным было – как своеобразный вклад в русско-швейцарские отношения – опубликовано в «Литературной России»

В молодости Ойгена Винкельрида тянуло за пределы Швейцарии в ту часть света, где живут иностранцы; и во время этих скитаний он как-то попал и в царство Москвитян, где, прогуливаясь вдоль одной реки, которую называют Волгой, он встретил казацкого бунтовщика Стеньку Разина, отношение к начальству у которого было сугубо иностранное.

Стенька Разин стоял возле своего струга, с которого он во время плавания подстрекал своих товарищей к беззаконным их деяниям, и жмурился на солнце; чуть в стороне виднелась виселица, на которой висели три боярина и один гонец, присланный царем в стан бунтовщиков; да сами бунтовщики лежали на палубах своих стругов и отдыхали от своих злодеяний.

Ойген Винкельрид подошёл к Стеньке Разину и сказал по-швейцарски: «Добрый день. Я Ойген Винкельрид.»

«Очень приятно,» — ответил Стенька Разин по-иностранному. – «А я - Стенька Разин. Хочешь водку?»

«Нет, спасибо,» — сказал Ойген Винкельрид, — «я пью только вишнёвку».

«А может быть, ты хочешь кушать? Наверное, ты голоден с дороги».

«Спасибо, с удовольствием», — ответил Ойген Винкельрид.

Они пошли на струг, и Стенька Разин принялся жарить барана. «К сожалению, у меня нет женщины с собой», — извинялся он. — «Была одна; но я её на прошлой неделе бросил за борт."

"Об этом инциденте мне рассказали,» ответил Ойген Винкельрид, вежливо умалчивая о том, что он об этом думает. Поступок типичного иностранца!

«Ты, кажется, издалека — заметил Стенька Разин, когда они, наконец, сели за стол. — Можно спросить, откуда?"

«Я — из Швейцарии», — ответил Ойген Винкельрид достойно.

«Из Швейцарии? — спросил, жуя, Стенька Разин. — Первый раз слышу».

«Эго - единственная страна, которая не за границей», — охотно объяснил Ойген Винкельрид.

«Интересно... — Стенька Разин откусил последний кусок с огузка и отбросил его через плечо на ковер. — А бояр много у вас?»

«Швейцария находится под руководством компетентного начальства, которое самоотверженно и безошибочно обеспечивает порядок и право», — строго сказал Ойген Винкельрид и грозно посмотрел на бунтовщика.

«Да это я просто так...» — испуганно ответил Стенька Разин.

«Спасибо за обед», — сказал Ойген Винкельрид и встал.

Стенька Разин проводил своего гостя на берег. «Ну, доберусь до Москвы, проделаю все необходимые дела; и, освободившись от всех этих обязанностей, как-нибудь найду время со своими молодцами навестить тебя в Швейцарии», — сказал он, прощаясь.

«Но для этого ты должен обзавестись визой и действительным паспортом», — ответил Ойген Винкельрид и ушел, и больше никогда не видали его в стане казацких бунтовщиков.

Стеньку Разина же охватило глубокое уныние; и чтобы освободиться от него, он выпил пять стаканов водки и лёг спать.

© Raymond Zoller
К немецкому варианту