Кламурке Беллетристика

Марсиане




«Профессор Свясовский?»

«Совершенно верно: профессор Свясовский.»

Словно из иного мира прозвучал этот голос за дверью.

А может быть и действительно из иного мира. Откуда именно – было непонятно; но все поняли, что что-то не так. Чему, впрочем, никто не удивлялся: ведь бывает всякое, чего еще не знаем и к чему еще не успели привыкнуть…

Ещё раз прозвучал голос. «Профессор Свясовский?»

«Совершенно верно: профессор Свясовский,» ответил профессор Свясовский.

«Наверно – марсианин,» сказала Айолла, главная ассистентка профессора Свясовского. «В прошлую ночь, говорят, на виселичной горе приземлилась летающая тарелка.»

«Если летающая тарелка эта прилетела с марса, то, пожалуй - марсианин,» ответила Наташа, вторая ассистентка профессора Свясовского. «А на какой это виселичной горе она приземлилась?»

«Ну так, на виселичной горе. Там, где раньше стояла виселица.»

«Да? Там стояла виселица?»

«Стояла. Именно поэтому и называют ее висельичной горой. Но виселицы давно уже нет.»

Профессор Свясовский молчал. Да и марсианин, если он был таковым, ничего больше не говорил.

«А может... они – опасны?» В голосе Айоллы трепетала любознательность.

«Кто?» спросила Наташа.

«Марсиане.»

«Если это марсиане,» ответила Наташа.

«Я имею в виду: опасны ли марсиане вообще? Ведь если они в состоянии строить летающие тарелки и при их помощи посещать другие планеты – то это ведь значит, что они представители более развитой цивилизации, чем мы...»

«Это несомненно так,» подтвердила Наташа.

«А ведь это означает, что они опасны для нас?» Легким движением руки Айолла прогнала муху, которая собиралась сесть на ее плечо. «Ведь что мы сами делаем, когда встречаем существ, которые менее развиты, чем мы?»

«Мы поработим их, сунем в зоопарк, препарируем их или съедим,» ответила Наташа.

«А это ведь интересно!»

«Разумеется, что интересно!»

Профессор Свясовский молчал.

Да и марсианин, если он был таковым, ничего не говорил.

Профессор Свясовский молчал из-за того, что заснул.

А марсианин, если он был таковым, молчал в связи с тем, что, может быть, ушёл.

«А что нас заставляли бы делать марсиане, если бы поработили нас?» заинтересовалась Айолла.

«Представления не имею. Это зависит от их потребностей.»

«Во вьючные животные я бы не годилась...»

«Да вряд ли нуждаются они во вьючных животных при такой высокоразвитой технике. Может быть, надрессируют нас, и мы будем показывать разные фокусы...»

«В детстве я научила нашу собачку ходить на двух ногах.»

«А может быть, марсиане ходят на четырех ногах или на трех и ради забавы заставят нас подражать им.»

«А мне не хочется ходить на четырех ногах. И на трех тоже не хочется.»

«Да. Что-то не то.»

«А если запрут нас в зоопарк?»

«Сидеть на Марсе где-то в клетке, чтобы по воскресеньям на меня глазели марсиане? Тоже не то…»

«Можно было бы изучать глазеющих на нас марсиан….

«А я бы предпочла смотреть на сидящих в клетке марсиан, а не на марсиан, смотрящих на меня сидящей в клетке.»

«Да, пожалуй, неудобно...» Айолла раскрыла губную помаду. «А вдруг препарируют нас... Плавать обнаженной в спирте...»

«А какая разница - обнаженной в спирте или обнаженной в шампанском?» усмехнулась Наташа.

«А ты что имеешь в виду?» насторожилась Айолла.

«Что ты пополняешь свою зарплату при помощи стриптиза – об этом уже знает весь институт. Я сама видела тебя. В конце ты валяешься голой в громадном бокале с шампанским.»

«Ну да...» Айолла в карманном зеркале внимательно рассматривала свои губы. «Но ведь плохого тут ничего нет. Раздеваюсь, плаваю в шампанском…. Да, кроме того, стриптиз улучшает не только финансы, а также настроение. Мне нравится показывать стриптиз.»

«А почему ты думаешь, будто я вижу что-либо плохое в том, что ты танцуешь стриптиз? Ничего плохого я в этом не вижу. Не будь мой парень таким ревнивым, я, может быть, тоже попробовала бы. Впрочем, я всё хотела спросить тебя - настоявшее ли это шампанское?»

«Шампанское настоящее», ответила Айолла. «Настаивают на том, чтобы я купалась именно в шампанском. И обязательно оно должно быть свежим: каждый вечер откупоривают новые бутылки.»

«Что за расточительство...»

«Брось завидовать….Свежее шампанское так приятно щиплется. А спирт, наверно, не щипался бы. Притом есть большая разница, смотрят ли на тебя при этом сладострастные земные мужчины, или холодные и скользкие марсиане.»

«Откуда ты знаешь, что марсиане холодные и скользкие?»

«Не знаю, скользкие ли они, но что холодные – это точно. Они будут смотреть на меня с чисто научным интересом... Ведь и наших зоологов не возбуждает ощипанная курица или чучело-шимпанзиха....»

«А ведь есть и бестиалисты....»

«Может быть; но это исключения. В основном они не возбуждаются.»

«Я, впрочем, с большим удовольствием дала бы себя препарировать, все равно кому...» задумчиво сказала Наташа.

«Ты просто мазохистка...»

«Ну и что. Зато ты эксгибиционистка.»

«Конечно эксгибиционистка...» Айолла встала, изгибаясь в талии. «Нет ничего прекраснее, чем раздеваться в огне алчных взоров... Впрочем, и мазохистской я являюсь. Но если быть препарированной, то уж – земными мужчинами. Марсиане меня не возбуждают.»

«И то и другое по-своему имеет свои прелести,» сказала Наташа.

«Пожалуй так…»

«Профессор Свясовский?» прозвучал в третий раз голос.

Профессор Свясовский проснулся. «Э – да?» ответил он.

«Вам письмо,» сказал голос.

«С Марса?» спросила Айолла.

«Нет, из Гамбурга,» ответил почтальон.




© Raymond Zoller
К немецкому варианту

Данный текст входит в книгу

Раймонд Цоллер:
Как я сшиб короля с коня

ISBN: 978-3-940185-26-6