Кламурке Беллетристика

Биана

Рассказ с неопределенной развязкой

Несомненно Вравлов мог бы найти выход.

Ибо Вравлов всегда находит выход.

Если хочет.

Но на этот раз – он не хотел.

«Что мне найти выход?» подумал Вравлов. «Без выхода ведь – гораздо интереснее!»

Разбойники связали Биану и сунули её в мешок.

Когда разбойники схватили её, она удивленно вскрикнула; и потом, извиваясь в руках разбойников, которые связывали ей руки и ноги, протестовала: «А что вы тут делаете?». Когда, вконец, ее сунули в мешок, она еще сказала: «Да вы с ума сошли!»

Если б она стала по-настоящему кричать и отбиваться, то Вравлов безусловно вмешался бы. Ибо человек он очень мягкий и всегда помогает, если рядом кто-нибудь страдает. Но не показалось ему, будто Биана сильно страдает от того, как с ней поступают; иначе она, несомненно, кричала бы гораздо громче, стала бы отбиваться, и, может быть, своими длинными ногтями разбойникам расцарапала бы лица.

Вравлов вспомнил, как страстно и умело она десять лет назад царапала лицо всем, кому хотела. А ведь тогда ногти у неё ещё не были такие длинные. Ему, Вравлову, она, правда, тогда ни разу лицо не царапала; ведь ему тогда было уже 26 лет, и для нее, которой было всего лишь восемь, он, соответственно, был взрослый и тем самым относился к разряду тех людей, которых нельзя царапать. Зато она не раз к его машине прицепляла пустые банки, и Вравлов по сей день помнит, как это гремело. Для него десять лет назад она была просто невоспитанная дерзкая соседская девчонка, которую он всей душой посылал ко всем чертям.

Но это было тогда…

Когда разбойники совали её в мешок, юбка ее поднялась вверх, и он заметил, что ноги у нее необыкновенно красивые; что произвело на него очень сильное впечатление, почти полностью заглушившее все воспоминания о царапающейся и прицепляющей пустые банки соседской девчонке.

Пока Биану связывали и совали в мешок, один очень маленький и тщедушный разбойник держал в руке огромный нож, острие которого угрожающе было направлено на живот Вравлова. Очень смешно выглядело, как он тут стоял, с широко расставленными ногами, и повидимому считал, будто своим ножом он держит Вравлова под угрозой. Вравлов же считал, что ему ничего не стоит вырвать у разбойника этот нож и обезвредить его вместе с его коллегами. Ибо он был специалистом по восточному единоборству, и забавно ему было воображать себе, какими приёмами можно было бы изменить обстановку в свою пользу. Ведь разбойники эти были очень уж неумелыми и неуклюжими.

Но желательна ли такая польза – в этом он что-то был не уверен, и не исключал, что, вмешавшись, он вполне мог бы увести ход событий от весьма интересного направления. Ведь ноги чертовски красивые….

Сама Биана, по всей видимости, не очень возражала против происходящего; и поэтому он решил как можно дольше воздерживаться от всякого вмешательства, или даже, при возможности, вообще не вмешиваться. Ведь разбойники были такие неопытные и неумелые, что он держал обстановку полностью под контролем и мог свободно распоряжаться.

Два очень низкорослых и толстых разбойника держали верхний край мешка, а третий, очень длинный и тощий, при помощи огромной веревки завязывал мешок. Когда все было сделано – вдруг из мешка прозвучал голос Бианы:

«А почему вы мне не заткнули рот?»

Опять Вравлову вспомнилась дерзкая соседская девчонка, привязывавшая банки к машинам; но вдруг она стала ему симпатичной.

Так как разбойники молчали, Вравлов спросил: «А почему ты хочешь, чтоб тебе заткнули рот?»

«Чтоб я не кричала,» ответила Биана.

«А если ты не хочешь, чтоб кричала – просто не кричи,» посоветовал Вравлов.

«Дурак!» прозвучало из мешка. «Ты все еще тот самый осёл, как тогда, когда я привязывала пустые банки к твоей машине.»

«А при чем тут пустые банки?» не понял Вравлов.

«Банки ни при чем…» ответила Биана. «А дурак ты отпетый. Ведь легкомысленно уносить кого-нибудь в мешке, не заткнув ему рот; особенно, если это человек совсем непредсказуемый, вроде меня…»

«Что ты непредсказуема – это уж точно» подтвердил Вравлов.

«Да представь себе, что они безмятежно несут меня в мешке по улице, и вдруг я закричу…»

«Да, это чревато неприятностями,» согласился Вравлов.

«Именно…» сказала Биана.

Разбойник с ножом обернулся к своим товарищам: «Мы должны заткнуть ей рот,» сказал он. «А то можем пропасть.»

Невнимательного разбойника Вравлов теперь уже мог бы обезвредить без всякого восточного единоборства; но он невозмутимо стоял на месте и только сказал: «Не забудь держать меня под контролем.»

Разбойник вернулся к своей задаче и обеими руками судорожно сжал рукоятку своего ножа.

«Откройте мешок и заткните ей рот,» приказал он угрюмо.

«А я ведь такие искусные узлы завязал!» запротестовал разбойник с верёвкой.

«Мы должны открыть мешок,» настаивал низкорослый толстяк. «Или хочешь, чтоб она по дороге вдруг закричала?»

«Этого, естественно, никак не хочу,» ответил разбойник с веревкой. «Но я такие искусные узлы завязал, что они уже никак не открываются…»

«А если просто перерезать веревку?» посоветовал Вравлов.

«Это не твоё дело,» накричал на него разбойник с ножом.

«Да в мешке этом, как-никак, все же находится моя знакомая…»

«Ну и что?»

«А вы собираетесь заткнуть мне рот, или не собираетесь?» опять прозвучало из мешка.

«Они не могут открыть мешок,» ответил Вравлов.

«Да пусть перережут верёвку, и потом возьмут другую,» посоветовала Биана.

«У нас нету больше веревки,» сокрушенно ответил разбойник, который завязал мешок.

«Тогда просто берите верёвки, которыми вы связали меня…»

«Если оставим тебя несвязанной, ты снимешь кляп; или сотворишь что-нибудь еще похуже,» отмахнулся низкорослый толстяк.

«А если я сниму свои чулки, то вы можете связать меня при помощи чулков,» сказала Биана. «Чулки годятся; да ими же можно и рот заткнуть.»

«Хорошо разбираешься,» удивился Вравлов.

«А ты не вмешивайся,» прозвучало из мешка.

«Мы откроем мешок!» решительно сказал разбойник с веревкой. «А нож найдется у кого?»

Разбойники стали искать по своим карманам и, по очереди, один за другим качали головами. «А свой нож мне нужен; отдать не могу,» сказал тот разбойник, которому казалось, будто держит под контролем Вравлова.

«Да просто возьмите мой нож,» сказал Вравлов, мигом вытащил из кармана свой швейцарский перочинный нож и кинул тому разбойнику, который завязал мешок.

«Спасибо,» ответил разбойник. Он перерезал веревку, и вскоре Биана опять оказалась вне мешка. Разбойники освободили ей руки и ноги; она чуть потирала запястья; и вот, не стесняясь, подняла юбку, отстегнула резинки и, кокетливо и очень умело, стащила чулки. Потом без малейшего сопротивления дала опять связать себя. Ноги связали веревкой, руки – чулком, а при помощи второго чулка ей заткнули рот. – Вравлов заметил, что разбойники эти никакого понятия не имеют, как человеку завязывать рот, и что обмотанный вокруг головы чулок никак не мог помешать ей кричать. Но так как сама Биана не возражала, он не вмешивался.

Они опять поместили её в мешок, и тот разбойник, который так искусно умел завязывать узлы, закрыл его.

«А как с ним?» спросил тощий разбойник с ножом, указывая на Вравлова.

«Если хотите, я могу нести мешок,» предложил Вравлов. «Мне кажется, что я сильнее вас.»

Разбойники не возражали. Вравлов взвалил мешок с Бианой себе на плечо; и вскоре он, вместе с разбойниками, скрылся с виду.

А что произошло дальше, да что все это, вообще, значит – представления не имеем. Весьма странно…

Данный текст входит в книгу

Раймонд Цоллер:
Как я сшиб короля с коня

ISBN: 978-3-940185-26-6